cайт Бронислава Виногродского


Сычуань - часть 2


Новые дни, новые рассказы. Cегодня я буду подниматься на гору Тайшань. Вчера посетил храм Конфуция в Цюйфу, перед этим был в Цзинане, главном городе провинции Шаньдун, и Сиане, главном городе провинции Шаньси, где Цинь-Ши-Хуан-Ди сделал свою столицу, объеденив Китай во втором веке до нашей эры. Поднялся на гору и переночевал там, потом спустился вниз, проехал в Цзинань, где посидели в чайной. Потом в Пекин, на самолет, правда, задержались в аэропорту на несколько часов.


      Какие впечатления от Сианя и воинов Цинь-ши-хуана. Если сказать, что противоречивые, то можно отразить какую-то, но не самую активную и важную часть восприятия. Скорее - никакие. Посетить было важно и интересно, но там же музей огромных размеров, хорошо устроенный, а в целом довольно скучный. Когда одеваешь эту информацию на время изготовления, второй век до нашей эры, может что-то и зашевелилось бы, но я уже развращен большими датами, так что ожидаемого возбуждения опять не произошло.

В саду на территории музея цвели разные деревья, и вообще, в Китае весна, а посему цветущих, очень красивых деревьев повсюду множество. Это очень радует. Сам холм, в котором должен лежать Цинь-ши-хуан, располагается в полутора километрах в стороне. Понимаю, что на мое впечатление большое влияние оказывает функциональность пребывания. Я езжу с соавтором и компаньоном. Он прагматик, относящийся с большим интересом и симпатией к этой стране, но все слишком уж подчинено целям. А поле у него очень сильное, потому висит и расслабиться не дает. Разные подходы к материалу и его получению, а в данной ситуации я ведомый, так что и ведусь, а, может, и не нужно.

Так что следующим движением было перемещение в монастырь, откуда монах Трипитака начал свое путешествие в Индию за сутрами. Там была пагода диких гусей. Приятное сооружение. Прозвучало интересное замечание, что пагода была построена для хранения сутр, а не для того, чтобы подавлять злых духов. Думаю, что функции геомантические и библиотечные наложились друг на друга. Там тоже бродили люди, был очень красивый сад, но проскочили все это быстро. Потом поехали еще куда-то, а куда уже и не вспомню. Это я сижу в Пекине ранним утром, выглядываю периодически из окошка, бросаю взгляд на постройки императорского дворца и продолжаю дальше отчет о проделанной работе.

Прилетели на другой день в Цзинань. Это столица провинции Шаньдун. Больше всего поразило отличие этих двух больших городов. Сиань был столицей тринадцати династий, а Цзинань столицей никогда не был. Но Сиань производит впечатление грязного провинциального городка, со старым пятизвездочным сараем марки Хайят, где толпятся западные туристы среднего класса, тогда как Цзинань - это широкий, просторный, уютный, красивый город, где гостиница заселена одними китайцами, но уровень услуг и набор разных интересностей превышает все допустимые по сианьским меркам нормы.


      В Цзинани ничего особого не смотрели, пошли только в парк, расположенный рядом с гостиницей. В парке много водоемов, которые образуются естественными родниками. Парк очень красивый, много людей, но есть спокойные места, где мы посидели умиротворенно, полюбовались цветением. Узнали всяких вкусных подробностей про китайскую культуру от сопровождающего нас конфуцианца Ван Юна, очень приятного и толкового человека.

Интересно, что Ван Юн, который мирными способами борется за восстановление конфуцианства в стране в качестве государственной идеологии, является преподавателем даляньского военно-морского университета, а сопровождающий нас переводчик Юра, не молодой уже человек, в прошлом преподаватель Института военных переводчиков, так что группа сопровождения вся оказалась из сомнительных военных. В таком виде мы и посещали места паломничества китайской интеллигенции разных эпох.

Ван Юн рассказывал, что в восьмидесятые годы в Китае велись дискуссии о том, какой цветок будет национальным цветком Китая, но к согласию не пришли, так как разные города продвигали свое. Был тут, естественно, и лотос, и персик, и хризантема, и дикая слива. Разговор об этом зашел потому, что в небе летали воздушные змеи, а в парке цвели пышным цветом персики. Персик - это образ любовного чувства, и в прогнозных практиках звезда Цветущий персик как раз и отвечает за отношения вне брака с прекрасными девами.

На другой день утром отправились на родину Конфуция в маленький городок Цюйфу. Это приятное и сильное впечатление, опять немного размытое невозможностью внимательного сосредоточения и немного высокомерным отношением, но с этим ничего не сделаешь. У нас в крови самооборона. В Цюйфу основные места - это храм учителя, его родовое поместье, расположенное рядом, кладбище рода и место рождения, гора Нишань в 25 километрах от Цюйфу. Мы честно посетили все места.


      Возможности по-настоящему посмотреть храм, вжиться в его атмосферу не было, то же самое можно сказать и о родовом имении. А вот кладбище рода Кунов, площадью 200 гектаров, это очень серьезно. Существует интересная история про то, что во времена культурной революции доставали останки Конфуция и подвергали их бичеванию. Это, по традиционной системе, самый большой позор и наказание для родового образования. Ван сказал, что в действительности все было мягче, чем это представляется, потому что большинство живущих в месте Цюйфу являются сами представителями рода Кунов и носят его фамилию, потому они, включая достаточно высоких лиц, старались свести все разрушения и позорные акции к минимуму. Поэтому многое сохранилось. То же, думаю, имеет отношение и ко многим другим действиям во времена культурной революции, хотя не буду делать поверхностные выводы, чтобы говорить уверенно, нужно знать про это больше.

Сильное впечатление произвело место рождения учителя. Там практически не было людей. Оно расположено рядом с небольшой деревенькой. Интересна мне была реакция мох друзей на китайскую деревню, которая, на мой взгляд, была совсем не бедней, чем наша родная российская. Реакция по поводу ужасающей бедности была характерной для городских жителей. А у меня в деревне мама последние годы жизни прожила, и я там часто бывал. Бедность - понятие относительное. Есть в деревне, и в китайской и русской, много такого, что никак не вписывается в узкие рамки категориальных обобщений.

Так что красота и торжественность места рождения Конфуция, где располагался храм и строения школы или училища, просуществовавшего до 1912, а, возможно, и до 1949 года, производила приятное и спокойное впечатление. Там тоже нужно было бы посидеть, подумать, и в Цюйфу стоило переночевать, посмотреть внимательно и неспешно. Думаю, что спланирую такое пребывание в одну из следующих поездок.

Из Цюйфу поехали в Тайань, что находится под горой Тайшань. Гора Тайшань - очень важная гора для Китайской культуры. Ее значимость, в первую очередь, определяется тем, что она является главной из пяти гор, соответствующих пяти движениям. Эту гору должен был посетить каждый император, чтобы сделать там ритуалы, дающие ему подтверждение статуса от Неба и Земли. Вот они и посещали, начиная, как известно, с Цинь-ши-хуана, а может и раньше, то мне пока неведомо. Ван рассказал, что из нескольких сотен императоров гору посещали лишь самые сильные, а остальные посылали вместо себя канцлера цзай-сяна.


      Мы двинулись на гору своим ходом, доехав на машине до фуникулера. Народ шел непрерывным потоком, а по ходу лестницы на скалах и камнях, посетителями, умелыми в обращении с кистями и тушью, были высечены многочисленные надписи, созданные гением. Но некоторое время тому назад свободные упражнения в каллиграфии были ограничены, и теперь каждый желающий выразить себя в этом жанре не имеет такой возможности. Путь от начала лестницы до конечной точки составляет три с половиной километра. При определенной сноровке, которая заключается в сохранении спокойного ритма и регулировании дыхания, трудности особой не представляет. Остаются время и силы любоваться чудесными видами, прекрасными соснами и цветущими деревьями, что я и делал.

Поднялись мы на гору, нашли Юру, который ехал фуникулером с вещами и поселил нас уже в гостиницу. Гостиница - три звезды, вполне приспособленное для жизни обиталище с кондиционерами и всякими горячими водами. Правда, кондишэн по какой-то причине не работал, что никак не сказалось на качестве жизни. Посидели, попили чаю в чайной, расположенной в холле напротив рисепшэна, и пошли прогуляться. Заняли стационарное положение в одинокой каменной беседке, с которой открывался потрясающий вид во все стороны. Им мы и любовались, беседовали. А на обратном пути в гостиницу мне попался каллиграф, который, уютно расположившись на естественном каменном столе под нависшей скалой, писал иероглифы. Мне он написал два знака, "достижение видения". Знаки эти сейчас расправляются после путешествия и обретут свое место на одной из стен, потеснив другие картинки, потому как места уже не хватает для всей предметной красоты, которая приезжает со мной из Китая.

Основным пунктом посещения горы Тайшань является встреча солнца на рассвете. Для этого мы поднялись в четыре утра, так что в 5-30 вместе с огромной кучей китайского народа, облачившись в армейские ватные шинели, ждали. Следует отдельно поговорить об этих народных обрядах, когда во всем Китае люди идут на разные знаменитые горы, чтобы встретить восходящее солнце. Никакого особого мистического значения этому обрядам не придается, но, думаю, они играют очень большую роль в формировании сознания китайцев, делая их причастными к общей идее не просто через экономические страшилки и пустые политические лозунги, а через теплое ощущении рождения нового прекрасного света в каждом дне. Это было красиво, сидеть на скалах, кутаясь в шинели, смотреть за тем, как люди домовито обсиживали места, старались выбрать удобный ракурс, чего-то жевали, шутили, общались.


      А солнце так и не появилось в видимом поле, потому что была густая облачность. Ну, значит, на этот раз не повезло. Приедем когда-нибудь снова и обязательно увидим рассвет на горе Тай-шань, которую посещал всякий уважающий себя владыка (на крайний случай, если дела шли не совсем уверенно, посылал вместо себя какого-нибудь премьер-министра), чтобы засвидетельствовать свое почтение Небу и Земле через совершение подобающих и освященных многовековой традицией ритуалов.

Б. Виногродский

Опрос: 

В чём Ваши цели и ценности?





Знаете ли вы


Китайская мудрость гласит: Быть в сердце спокойным, а в мыслях пребывать как в храме - это лекарство.