cайт Бронислава Виногродского


Сычуань - часть 1


На этот раз мой путь лежал через начало апреля в компании двенадцати приятных мне людей в монастырь, где я бывал и раньше. Последний раз я провел там неделю со знакомыми китайцами и русскими друзьями, а в этот раз решил, наконец, осуществить старые обещания и свозить в Китай несколько человек из клуба. Вот это и происходило. Первый день: суматошное вхождение через рынок старых вещей и чайную улицу, где все давно знакомо, процесс идет по-домашнему. На следующий день, рано утром, вскочив позже назначенного часа, потому как спалось не просто крепко, а вообще без задних ног, мы помчались в аэропорт, чуть-чуть волнуясь, но, в общем, в полной уверенности, что опоздать в этой жизни никуда невозможно. Улетели мы в Чэнду, где нас встретил на небольшом автобусе маленький Ван, водитель и владелец этого автобуса.


      С ним мы спокойно доехали в гостиницу Цзинчуань, которая построена по мотивам эпохи Троецарствия. Там мы и расположились на одну ночь. Живем с Кириллом в одном номере, остальные разными парами тоже проводят свое время на этой планете. Съездили по монастырям. Там два известных монастыря: Цин-ян-гу и Вэнь-шу-юань. Первый - это даосский монастырь, огромное сооружение, известное своей чайной и рестораном вегетарианской еды. Там мы и пообедали. Потом разбрелись по монастырю, очень уж там было благостно и спокойно.

Проехали через удивительно уютный Чэнду (это несмотря на 10 миллионов его населения) в буддийский Вэнь-шу-юань, где тоже побродили, посидели около небольшого водоема с островом посредине. А на острове множество черепах и крыс в мирном сосуществовании. Цветов повсюду очень много, это радует взор. Люди ходят, друг другу не досаждая, и, в большинстве своем, настроены по-настоящему мирно и доброжелательно. Ощущается значительная разница с нашими православными местами, где постоянно имеешь шанс напороться на осуждение и поучение, не слишком доброжелательное по тону и настроению. Это нехорошо.

Потом мы вернулись в гостиницу. Сходили на ужин, и поужинали очень неплохо в ресторане, где ужинали и в прошлый приезд. На другое утро отправились на рынок антикварных предметов. Там было, как всегда, интересно и полезно. Купил несколько предметов, и наши ребята тоже приобрели всякие мелочи, которыми остались довольны. Вернулись, собрались и поехали в горы Цинчэншань. Большинство членов отряда вряд ли себе представляли, что это такое...


      Мы доехали вполне лаконично, остановились перед подъемом на гору, я договорился с носильщиками и мы отправились вверх в монастырь Юань-мин-гун, где встретили матушку Ху Шифу, которая ждала нас, так как ей заранее позвонил Линь И. Мы расселились по комнатам, и в умиротворенном настроении пошли прогуляться. Пришли к монастырю (в реальности, вернее, к храму) Белых облаков, перед которым располагается ровная площадка. На этой площадке все вошли в приятное состояние и стали делать разные свои упражнения. Потом пошли в дом. Посидели за чаем, поболтали на разные темы и улеглись спать.

На следующий день, после завтрака, матушка повела нас в Чжан-жень-гуань, самый старый в этих горах монастырь. По преданию, там жил Желтый Император, который получил учение от местного святого. Там, в монастыре, который представляет собой очень небольшое строение с квадратным внутренним двором, мы сели пить чай и созерцать реальность, которая предстала пред нами в виде системы алтарей, тысячелетнего дерева гингко, раскинувшего свои ветви высоко над нами, нескольких веселых женщин, которые, как оказалось, живут в соседнем Юйцингуне, куда они нас настоятельно приглашали. Мы не отказывались, к тому же, в наших планах было намерение посетить его прямо после этого места, что мы и сделали, перед этим купив свежего чая.


      Спустились в Юйцингун, побродили там, понаблюдали цветущие сливы, потом поговорили немного с монахами: выясняли, кто в каком алтаре сидит. Неожиданно появился европейский гражданин, который оказался питерским китаеведом, с ним я когда-то в Москве встречался. Было любопытное, но вполне предсказуемое общение, где выяснялась сила и скорость реакций. В результате мы вернулись к себе домой, пообедали, а после обеда в большой компании, так как к нам присоединились еще и китайцы, двинулись вверх к Шанцингуну, где находится главная на местности Пагода Лао-Цзы.

Матушка Ху провела нас тайными тропами, которые я тоже знал, минуя заставы, где потребовали бы билеты, к лестнице, ведущей прямо наверх, так что мы по ней и пошли. Пришли наверх. Походили по монастырю, потом и на пагоду поднялись. С пагоды полюбовались окрестностью, а после пошли в монастырь Тяньши-дун, где растет кипарис, посаженный Чжан-дао-лином. Оттуда, ускоряя шаги, стали возвращаться в свои пространства к ужину. Вернулись и поужинали.

На третий день в сопровождении матушки Ху мы спустились с горы пораньше. Там нас ждали два небольших автобуса, заранее вызванных матушкой, чтобы доставить нас на заднюю сторону горы. Ребята водители попытались поднять цену на двадцатку, но, пристыженные деятелем культа, быстро ретировались, и цена осталась в рамках предварительной договоренности. Мы быстро выдвинулись и помчались по дорожке, петляющей в горах, в сторону буддийской территории тех же самых гор. А там я уже был два раза, так что вполне знал, что нас ждет, потому радовался заранее, и, когда мы приехали, резко влился в пространство.

Дорога к началу восхождения наверх была полна строительного движения, весь поселок ремонтировался и строился перед сезоном. Все дороги, дома, снаружи и внутри - все было покрыто фронтом работ. Мы просочились сквозь всю эту стройбригаду, заглянули только в один монастырь, прошлись по нему и помчались дальше. Потом вошли в поток, в прямом и переносном смысле слова: дорога шла прямо по реке, текущей с гор. Река была непередаваемо живописной, в некоторых местах буквально захватывало дух от этой красоты. Так что, в постоянном потоке, мы принеслись к месту, находящемуся рядом с погрузкой на канатку. В месте этом, которое приняло форму сплетенного из бамбуковой щепы помоста, мы заказали чай, разморились на солнышке, а потом и на обед соблазнились. Так что провели там часа полтора с удовольствием, а после продолжили путь. Сели на канатную дорогу. Я оказался в 68 кабине, а перед глазами у меня, следовательно, висел 69 номер, который ассоциируется с покойной мамой, и время от времени являет себя на номерах машин и в прочих индустриальных движениях десакрализованного мира.


      Дорога на канатке была абсолютно умиротворяющей, и мы даже задремали на время среди ароматов цветущих персиков и диких слив, которые проносились сквозь наше внимание из визуальных вспышек в море памяти. Дальше пошли к вершине, где располагается монастырь Белых облаков. Дорога была очень приятной. И вообще мы много смеялись во время этой поездки, легко переключались с серьезности на шутки и обратно. Добрались до верху. Посидели там в разных местах, зажгли сян. Ко мне подошел монах в серой одежде и сказал, что видел меня в Эмэйшани. Это было пару лет назад, и я этого монаха не помнил. Он меня помнил, это было отрадно - жить в сознании тех, о ком ты даже и не подозреваешь. Хотя, я думаю, что таких, реально, всегда гораздо больше, чем ты можешь себе представить в самых смелых своих предположениях.

Еще там была обезьяна, которая сидела на столе на заднем дворе. Ее я помнил с прошлого раза лучше, чем людей. Она меня не помнила. Так что в своем подходе к людям я был похож на обезьяну. Но не уверен. Может, как раз, она меня и помнила, только я этого выяснить не мог. Потом мы быстро спустились, опять подремали в канатке, скатились вниз по реке, вызвали своих водителей и вернулись в монастырь почти в полной темноте. Поужинали и отправились в сновидческую реальность.

На другой день встали еще раньше, следовательно, еще раньше позавтракали и матушка Ху повезла нас в храм-монастырь Эр-ван-мяо. Это место связано с историей города Дуцзянянь, так как храм посвящен Ли Биню, автору проекта сооружений на реке Миньцзян. Ли Бинь, будучи правителем области на рубеже периода борющихся царств и династии Цинь, предпринял строительство гидроинженерных сооружений, что позволило в свое время справится с наводнениями, которые несли большой вред людям. Эти сооружения и в настоящее время не потеряли актуальности - они позволяют регулировать потоки воды в реке и избегать наводнений.


      Монастырь оказался очень красивым местом на склоне горы над рекой, с чудесными садиками и двориками. Все мы разбрелись по этим садикам, где пока еще никого не было, так как приехали мы довольно рано. Выяснили разные исторические детали, заметили интересные образы среди скульптур и настенных росписей, после чего спустились вниз к реке, вдоль которой был разбит красивый парк. Погуляли по парку, посидели в разных местах, поприсутствовали на театрализованном представлении жертвоприношения богам реки. Зрелище было довольно трогательное и скушноватое, энергии в нем не было совсем. А вообще было много всяких разных интересностей.

Я вышел из парка, перед воротами которого стоял не один раз, но ни разу ранее не заходил вовнутрь. На этот раз мы попали в это место с совсем другой стороны, под неожиданным для меня ракурсом. Это я истолковал, как изменение ракурса вцелом в моей жизни, поставил себе за это плюс какой-нибудь. После всех гуляний вернулись в монастырь, где пообедали. После обеда пошли гулять в горы. Я провел ребят к пещере Лао-Цзы и к месту, где, по преданию, Хуан-Ди играл с Лао-Цзы в облавные шашки, потом мы снова пришли в Чжан-жэнь-гуань. Посидели, умиротворились и пошли обратно. Зашли по пути еще разочек в Юйцингун, где прикупили свежего чайку, с чем и вернулись домой. Там я быстро улегся спать.

Утром дня Гуй-Хай удалось встать в половине четвертого, что меня всегда радует. После завтрака мы пошли вниз с целью посетить монастырь Девяти драконов и найти чайный завод наставника Чэня. Сначала мы дошли до монастыря. Очень трогательное сооружение, мы провели там часа полтора, пообщались с настоятелем, почитали каллиграфические надписи. Если говорить точнее, настоятеля не было. В это время в гостинице Хэсянь-сянчжуан проходило собрание сычуаньской даосской общественности, так что общались мы с монахом, который был врачом китайской медицины.


      Потом мы пошли в торговое место, там тусанули в спортивном магазинчике, где я обычно покупаю всякую мелочовку. Все чего-то себе хватанули, больше для развлечения, чем по необходимости. Потом мы пошли искать чайный завод, нашли его и приобрели там разного чаю, чем остались несказанно довольны. На заводе крестьяне сдавали чайный лист, а Шифу долго общался с каким-то пришедшим человеком явно не крестьянского вида, так что я подумал, что он спонсор этого места.

Прямо от чайного завода мы поднялись на гору. Опять впустили в себя прекрасные виды, встретили стадо коз, и пришли к обеду, но слишком поздно, так что я договорился объединить обед с ужином, расплатился с матушкой за проживание, и мы сели пить чай и ждать нашего раннего-позднего ужина-обеда. После него матушка показала нам, как она делает комплекс тай-цзи. Мы с ней побеседовали и договорились, что приедем к осени, чтобы позаниматься и поучиться. На этом по чуть-чуть разошелся дождик и день Гуй-хай превратился в вечер.

Последнее утро, сборы, завтрак, обед, с утра у нас толкутся носильщики, разбираясь с грузом. Мы с Кириллом доигрываем последнюю партию в облавные шашки, это действие уже стало ритуальным для совместных поездок. Остальные заходят посмотреть. После обеда, который делаем чуть пораньше, ставим последние свечи, взрываем петарды и выходим вниз, где нас уже ждет с автобусом водитель Ван, и, погрузившись, мы выезжаем. Делаем последний заезд к отшельнику Чэню на чайный завод, где берем чаю для клуба, постояв немного в наблюдении за очередью крестьян, сдающих собранный чайный лист и получающих обеденный рис с овощами. Наконец, выскакиваем на трассу, которая встречает нас новыми ощущениями и рулим напрямую в Чэнду. Селимся там в гостиницу, собираемся и едем в святилище Чжу-Гэ Ляна.


      Там сразу попадаем в мир древности, обходим ритуально три раза вокруг могилы Любэя, а потом бродим по пространству, не имея особой цели, просто зачарованы красотой места, его силой и древностью. Люди разные ходят, в уютной беседочке пожилая китаянка учит деток лет пяти английскому языку, пейзажи в садиках стоят, камни причудливые, история и современность переплетаются изо всех сил.

Рядом с комплексом Чжу-Гэ Ляна приклеилась справа от входа улочка с магазинчиками и ресторанчиками, украшенными в традиционной китайской стилистике, где продается дешевая сувенирка, и есть много разных любопытностей. Появилось большое количество отдельных прилавков с головоломками. Все больше рисуют и лепят портретов прямо на улицах. Это было на Арбате раньше, да, наверное, и сейчас тоже есть. Потом вернулись в гостиницу. Ко мне зашли какие-то нефритовые деятели, но принесли главным образом мусор, не заслуживающий внимания.

Последний день в Чэнду. Я посвящаю его движению по антикварному рынку. Очень он мне нравится. Там, среди огромного количества простого мусора, можно отыскать вещи поразительные, что я и делаю в течение нескольких часов. После этого мы едем, выписавшись из гостиницы, обедать, заезжаем в аптеку, покупаем всяких чудесных китайских снадобий и выезжаем в аэропорт. Провинциальные аэропорты. На этом сочетании слов хочется перейти на легкую торжественность Евгения Онегина. Они в Китае действительно потрясают: типовые сооружения огромной величины и повышенной комфортности. Перегружаемся в самолет и, после коротких небесных снов и чтений книг, оказываемся в Пекине.


      Нас встречает Игорь, и вот мы уже в привычном Дафане, который уже за десятки посещений и проживаний пахнет мне по-домашнему, да и вообще, просто нравится. Время позднее, но все еще немного взбудоражены, хотя волна в нашем странствии пошла на убыль. Мы выходим с Кириллом и еще парой человек, чтобы съесть чего-то с целью просто подгрузиться и стабилизироваться, наверное, чтобы спалось получше а просыпалось похуже. Обычная идея. Заходим в уйгурскую кафешку прямо напротив гостиницы, там специальный колорит. Заказываем лапши без мяса. Долго ждем, приносят с мясом. Уходим, не едим.

На другой день все начинает заканчиваться. Собираемся, грузимся, едем. Я провожаю ребят и тут же иду наверх, нахожу своего Ван Юна, который должен сопровождать нас по конфуцианским местам. Он, приятный человек средних лет, дарит мне свою книжку, и мы ждем выхода наших с рейса, на котором улетает моя группа.

Б. Виногродский

Опрос: 

В чём Ваши цели и ценности?





Знаете ли вы


Китайская мудрость гласит: Быть в сердце спокойным, а в мыслях пребывать как в храме - это лекарство.