cайт Бронислава Виногродского


Пекин - день 5


в год синь-сы второго вставного месяца лета в день гэн-инь, собирание


Ну, привет, новый день. Все пока развивается по классической схеме. Собрались сходить в театр, консерваторию и на выставку.

Почему-то меня не интересует частное в китайской жизни. Вот, к примеру, девчонки официантки. Я не очень люблю вмешиваться в процессы заказа, хотя это не сложно. Девчонка старательно, как все китайские официантки, принимает заказ, а потом приносят-таки дофу, в котором лежит мясо. Стереотипы. Их очень много. Их, конечно, не меньше в России, но в России мы их не видим, это обычно.

В Пекине жарко, мы поехали на рынок посмотреть книжки. Ряды букинистов. Нахожу там пару интересных книг. Как говорится в "Книге Перемен", если ступишь на иней, прибудет и твердый лед. Китайцы все время предлагали то, что по их мнению может заинтересовать иностранцев. Уверенные такие, и, надо сказать, не без оснований. Наши стереотипы слабее, и, следовательно, сильнее, чем китайские. Они своими пользуются более умело, подставляясь под потоки энергии, которые выжимаются из реальности этими стереотипами.

Поели мы еды в ресторанчике, а потом попали в книжное пространство большого магазина. Много народу сидит на полу, на ступенях, читают книги. Нашли несколько словарей по языку тайных обществ Цзян Ху, и вообще, опять набрали большую пачку книг на 417 юаней, то есть долларов на 50.

Довольные отправились к театру, где купили билеты. По дороге купили диск у какого-то паренька-музыканта по имени Янь И, обменялись с ним телефонами, чтобы пообщаться. Я думаю, что он обязательно проявиться. Паренек милый, и думает что-то себе про лаоваев, которые проявили благосклонный интерес к его творчеству.

Около театра, позвонив Ли, и поставив его в известность о нашей с ним культурной программе, мы зашли сначала в располагающуюся в том же здании "Театральную книгу" (купили книжку с историей китайского костюма), а затем попали в царство "Археологической книги", где я, через некоторое время, сев на стул, стал проваливаться в сон. Периодически просыпаясь, вспоминал тексты, которые звучали во сне, смотрел на добродушную продавщицу, которая тоже периодически с сочуствием спрашивала: "Устал, да?" Я не отказывался и засыпал снова, опять просыпался с обрывками какого-то текста. При этом текст, извлеченный на поверхность бодрстующего сознания, подобно глубоководным растениям, тут же терял связность, становился блеклым. То есть он читался только с той точки, где находилось мое сознание во время сна. Это развлечение мне понравилось, и я постепенно отдохнул. А еще в одном из отделов "Археологической книги" продавали надписи на костях, может быть даже настоящие. Смотрел на них с интересом и радостью. Что-то чувствовал.

Потом пошли в театр. Было интересно наблюдать, как собираются люди. Смотрели постановку на малой сцене. Это была драма из жизни театрального люда. Типичная для театральной среды ситуация: чистая любовь, грязная любовь, монологи, диалоги. Чувствуется какое-то иное отношение к плоти, к телесным отношениям. Иногда со сцены ругаются.

Так и прожили этот день, и ничего такого особого не произошло. Но Китай действительно открывается, копится что-то, что позволит в скорости пройти на иные рубежи отношений. Порывами дует ветер, поднимая тучи пыли, время движется нам навстречу, и будущее неизбежно заваливает, заливает островок восприятия настоящего, превращая его в прошлое. Странные люди, среди порывов ветреной пыли, продают билеты в театр.

Б. Виногродский

Опрос: 

В чём Ваши цели и ценности?





Знаете ли вы


Китайская мудрость гласит: Быть в сердце спокойным, а в мыслях пребывать как в храме - это лекарство.