cайт Бронислава Виногродского


Пекин - день 2


в год синь-сы второго вставного месяца лета в день дин-хай, пробой


На пробой, понятное дело, или ты их или они тебя. Все может случиться.

Что-то пробивается. По крайней мере, поставленный мной произвольно на 3 часа 57 минут будильник точно совпал со звонком из Москвы - в то же время, с тем же звуком. Так что не встать было невозможно. Потом обычные утренние действия. Чай, работы, умывания, занятия. Периодически выглядывал в окошко, смотрел на Небо: пошел дождь.

Вышли наружу. Нас затянуло в пространство большого универмага, где прокрутило по отделам, где продаются изделия из жадеита. Смотрели пряжки для поясов с резными орнаментами. "Пряжки должны отгонять нечистую силу", - говорит нам продавщица. Влад начинает ее спрашивать: "Зачем это они должны отгонять нечистую силу?" Она говорит: "Чтобы здоровье было". А Влад спрашивает: "Зачем здоровье?" А она отвечает, что он очень много "зачем" спрашивает. То есть, никакого раздражения с ее стороны нет, но попадает она в нетипичную ситуацию, реакции запрограммированной нет, потому и начинает смущаться и оправдываться. Проходящая мимо барышня приходит на помощь: говорит, что нефрит природный и полезный для здоровья. А Влад то ли шутя, то ли просто, разбираясь в устройстве китайской психологии, продолжает обращать свое внимание в глубины организации китайского этноса. Ответа, конечно, нет (откуда же ему взяться), но есть реакция. На прямой вопрос никак не получить ответа. Все дело в том, что нет прямых линий в природе. Все поверхности отражения построены по типу королевства кривых зеркал имени Алисы.

Продолжаем ходить по магазину, потом выпадаем наружу и оказываемся в такси, которому на вопрос, куда ехать, отвечаем просто, что нам надо на Небо. Таксист озадачивается, но с места трогается, на шутки не ведется. Еще раз осторожненько спрашивает: "Куда двоим уважаемым господам надобно?" Повторяем, что на Небо, но смягчаем ситуацию тем, что предлагаем вариант с сегодняшним размещением Неба на Малинь-дао. Там встречаемся с Ваном. Он в компании барышни, приехавшей из Иордании. Барышня прожила в Иордании шесть лет. Рассказывает про тяготы арабской жизни. Я ей пытаюсь объяснить, какой роман я пишу. Она говорит, что о жизни просто писать нельзя, то есть имеет в виду, что нельзя писать просто о жизни.

За обедом опять повторяется ситуация вегетарианского недопонимания. Приносят доуфу по-домашнему, с кусками мяса. Нормально, безропотно уносят обратно, приносят - уже как надо. Звонит мой мобильный телефон: сестра моей покойной мамы из Хабаровска говорит, что собирается приехать в конце июня в гости. Я ее всячески в этом поощряю. Достаю компьютер, чтобы записать телефон Вана, начинаю работать. Жизнь продолжается, хотя сегодня что-то все давит и давит.

Проводим китайское время. В это время за окошком проходят два ребенка в возрасте трех-четырех лет. Один падает и начинает плакать, но второй делает какой-то жест, сопровождающийся соответствующим выражением лица, первый тут же горе прекращает, и следует за вторым дальше. Такие вот жанровые сценки.

Вскоре отправились в книжный мир на Сидане. Огромное четырехэтажное здание: множество книг, множество людей. Время пролетает незаметно. Приобретаю книги по китайскому жаргону, юмору и притчам. Очень все это нужно для написания бессмертного романа. Едем ужинать. Расстаемся. День пробоя закончен.

Б. Виногродский

Опрос: 

В чём Ваши цели и ценности?





Знаете ли вы


Китайская мудрость гласит: Быть в сердце спокойным, а в мыслях пребывать как в храме - это лекарство.