cайт Бронислава Виногродского


Насущный текст


Слова и смыслы

01 Декабря 2009


    Время нынче смутное. На дворе 2009. Мир компьютеров, интернета, смуты, непонятного кризиса. Происходящее в стране Россия происходит странно и тревожно. Проживание в Москве постоянно создаёт состояние опасений и неуверенности в будущем.
    Да и чего в нём быть уверенным, когда смыслы сплошь и рядом поисчезали из родного языка. Я сижу в доме в Мураново. Рядом музей-усадьба Тютчева, а соседний участок принадлежит наследникам поэта Баратынского. Этот поэт мне всегда нравился и в первую очередь за свою благозвучную фамилию. Хотя и стихи у него должны быть под стать фамилии.

    Разговор я завёл про язык и смыслы. Я последнее время больше всего упражняю ум переводами Книги перемен, которые читаю прямо на диктофон сплошным текстом. И занятие это заставляет очень сосредотачиваться, чтобы переводить быстро и точно. Подходящее упражнение. Но такие скорости лишают тебя возможности войти в состояние медленной вдумчивости, когда поле внимания дышит неспешно. И только в таком качестве поля могут проявиться некоторые смыслы. Скорость потому что другая. Вот здесь мы и переходим к смыслам.

    Смыслы и слова. Язык и понимание. Всё время речь в моих разговорах идёт про способы думания. Кстати, и мысль писать этот сюжет тоже пришла в связи с книгой Перемен.

    Редактор очередного издания прицепилась к слову Дление, которым у меня обозначен в переводе 32 знак. Он идёт вторым во второй части, и указывает на действие, создающее длительность поддержания того или иного уклада. Для меня предпочтительно называть знаки Перемен, подчёркивая состояния, в которых оказывается состояние в связи с теми или иными обстоятельствами. Так появляется ощутимое время.
    А редактору такое название знака не понравилось, потому что в электронных словарях такого слова нет. Подчёркивает его красным электронное устройство для проверки грамматики, и всё тут. Я, в общем, и не против поменять любое слово на любое другое, но что-то мне внутреннее подсказывает, что слово Дление где-то есть. Вроде как я его образовал, создал, не знаю, встречал ли я его сам в каких-то текстах и книжках, но так называемое языковое чутьё подсказывает, что не из ниоткуда оно возникло.

    Стал я думать, слова рядом со схожими звучаниями и смыслами шевелить. Рядом - это и значит, что слова с похожими звучаниями и похожими смыслами, выходящими из одного смыслового гнезда или смыслового разряда или из близко расположенных в сознании (или в разуме) гнёзд.
    Дление. Длящееся в пространстве моего сознания, в части его называемой воображением. Дление длится, можно длением длить, а можно продлевать. Рядышком там ещё и тление тепло излучает. Но это движение в сторону. Движение. Это тоже "ение", то есть "двигаться" и ещё г в ж превращается. Там тоже какие-то подобия указывают на сходство в смыслообразованиях.
    Подумал я, что это очень красивое такое упражнение по смыслообразованию, которым было бы полезно людям заниматься. Пусть даже и во всемирной паутине. Это хорошее упражнение;

    Дление. Это такое действие, которое мне нужно совершать, чтобы этот рассказ писался, а то ведь всё время куда-то в сторону мои воображаемые ноги, ноги моего ума, уходят или уводят меня на боковые тропинки, да так, что иногда обратно не возвращаешься.
    Потому, совершив усилие дления состояния, возвращаюсь к этому длению, чтобы понять, можно ли его использовать в пространстве русского языка для описания осмысленных ощущений.
    Есть такое слово - продлевать. То есть, когда тебе нужно что-то продлить, а продлеваешь ты срок действия того или иного знакового явления, бумажки, например, которая удостоверяет твои полномочия в какой-то области, или воображаемой бумажки в любом виде её удержания в общем смысловом поле.

    Смысл обозначает очертание движения силы внимания от одного образа к другому в воображаемом времени или времени воображения. В русском языке пропало понятие ощутимого смысла

    Дление - это слово, обозначающее образ состояния действия по переносу ощущения из одного пространства смысла в другое, при переходе действия обстоятельств от одного образного ряда к другому.

    Я потом прервался на некоторое время в своём этом упражнении по смыслооразованию. Перенёсся через разные встречи и обстоятельства, расстояния и постижения. Обнаружил себя на Фрушке Горе, что располагается близ города Новый сад в Сербии, и, послонявшись немного в утренней неприкаянности, решил продолжить своё такое занимательное усилие.
    Итак. Дление. Обращение к данному явлению, то есть исчезанию смысла из слова, из единицы языка, заставляет меня прислушаться к тому, как вообще слова появляются. Как в них смысл начинает шевелиться.

    Дление длится. Я уже сказал выше, что я вижу дление как усилие духа. Любое слово обозначает усилие духа в первую очередь, ибо усилие духа и является основой проявления в человеческом уме вселенского разума, как закона устройства всего сущего.
    То есть, что бы не было произнесено или названо устами человеческими, обязательно шевелится клубок представлений, требующий действий по различению и отличению, выделению и соотнесению через сопоставление, после чего в поле внимания появляется ясный образ, который и передаётся тебе как слушателю, воспринимающему языковое сообщение.

    Дление чем интересно, - что там есть и дальнее и длинное и долгое, то есть оно происходит из куста смыслов, где находится много разных единиц смысла, которые не обязательно осознаются как родственные на поверхности обыденного сознания. То есть, предлог "для" не соотносится с понятием длить при поверхностном на него взгляде. Требуется задуматься, чтобы увидеть явную связь понятий "для" и "длить", хотя при этом "для" является деепричастием, производным от глагола длить.
    Однако в языке существует множество разных совпадений, и не все совпадения прямые. Я предпочитаю думать, что во всём этом нет случайности, и все совпадения становятся очевидными, когда удаётся погрузиться на достаточную глубину смыслообразования.

    Дление длится. Дление длит. Это моё усилие по переносу из одного круга обстоятельства в другой чего-то такого, что при естественном переходе может исчезнуть, истощиться, раствориться в небытии.

    Но отвлечёмся на время от дления и обратимся к моему расположению в пространстве в нынешний миг, ибо расположение это весьма любопытно. Пути неисповедимые (досель или покуда) привели меня на гору в Югославии (бывшей, а ныне в Сербии), которая является духовной опорой, по рассказу живущих здесь людей, истинного православия.
    Читатель может удивиться тому, что я обращаюсь к столь тонкому предмету, коим является православие в данное время. Однако рассуждения некоторых моих новых знакомых побуждают меня взглянуть на происходящее с новой точки зрения.
    
    С почтением, Бронислав Виногродский.
    обсудить на форуме
    
 

День народного единства

05 Ноября 2009


    4 ноября в России отмечается замечательный праздник - День народного единства.
    Праздник действительно хороший - важности единения многонациональной страны мы стали уделять немного больше внимания.
    Как знать, выльется это внимание в существенные действия по достижению единства в сознании каждого и в общественном сознании нашей страны, или останется просто красным днём календаря... Время покажет.
    
    Всем нам понятно, что для того, чтобы строить грамотную, дружескую, сильную политику, необходимо иметь свою позицию, в первую очередь, по отношению к самому себе. Нужно себя уважать за что-то, как субъект под названием страна.
    У России на данный момент отсутствует, полностью отсутствует геополитическая стратегическая позиция.
    Предложить в качестве стратегии во внешней политике нечего, потому что внутренней политики нет. Отсутствует внутренняя политика, отсутствует сакральность понимания власти, отсутствует понимание сакральности миссии управления неким великим сгустком разума, который называется Россия.
    Нет понимания своего места на планете в настоящее время, поэтому идет некая проектная игра, когда законы прибыльных маленьких корпоративных стратегий перекладываются в масштабы, где они совершенно не приемлемы и не уместны.
    У Китая, например, есть очень точная, грамотная позиция, в которой Китай точно знает свое положение на карте мировых взаимодействий сил.
    Недавно я обнаружил одну удивительную особенность китайских географических карт.
    Мне все время задают провокационные вопросы, что китайцы на своих картах границы изображают по-другому. Я, наконец, решил посмотреть, есть ли это на самом деле. Конечно, этого нет. Это бред, который передается из уха в ухо, и ни один из этих людей эти карты на самом деле не смотрел.
    Я пошел в большой книжный магазин, купил все атласы: атлас России, атлас мира, и так далее, - нет таких вещей. Но я обнаружил удивительную вещь - на китайских атласах мира Америка рисуется на востоке.
    Вот на наших картах, где она рисуется? Она изображается слева - она находится на западе.
    На китайских картах меняется очертание планеты, и Китай оказывается в середине.
    На западных картах Америка рисуется на западе, и Европа оказывается в середине.
    А к нам-то, к русским, это какое отношение имеет?
    Мы близки к Китаю и к середине какой частью?
    Почему у нас нет своей позиции? Потому что у нас нет самоидентификации себя как 70 % азиатской площади, азиатских народов, азиатских типов жизни, которая там протекает.
    Это тюрки, тунгусская семья, в общем-то, не очень сильно нами уважаемая. Вот они близки - башкиры, хакасы, тувинцы, буряты и так далее к той части, которая идет по Алтайским, по Саянским, Верхоянским, Памирским, Ташкенским хребтам, уходящим в Тибет, на Кунь-Лунь.
    
    Вот этой связки у нас нет. Нет идентификации себя в сознании (в вашем, в моем, в сознании еще множества людей), как страны азиатской. У нас нет азиатской карты мира внутри наших голов.
    
    Собственно говоря, в этом отношении в мире существует три основных традиции: индо-иранская, которая уходит на индо-евпропейскую часть, и из которой появилась вторая мировая религия - буддизм; существует иудео-арабская (мусульманско-христианская) традиция, и существует китайская, даосско-конфуцианская картина.
    И Россия как раз находится на соединении между этими тремя единицами. Не между двумя единицами она находится - востоком и западом, потому что восток и запад в данном случае понятия символические.
    
    Для того чтобы сохранить себя, как страну, как единый народ, Россия должна сейчас самоидентифицироваться. Чтобы в наших головах реально легитимизировались Сибирь и Дальний Восток, чтобы эта часть у нас в сознании появилась.
    
    Пока они воспринимаются как сырьевой придаток.
    Для России сейчас жизненно необходима целостность видения самих себя.
    Понятий, смыслов, которые описывают страну, как единое целое, сейчас нет. Они какое-то время поддерживались интернациональной коммунистической псевдодоктриной, которая, кстати сказать, плохо кончила - огромным количеством страшных, серьёзных национальных конфликтов.
    Эта доктрина ушла, и страна осталась без идеологии. С моей точки зрения, без идеологии нет ни истории, ни географии. И математика с физикой здесь не помогают и не спасают. Поэтому возникает вопрос: У кого учиться идеологии?
    Вообще, что такое идеология?
    
    Идеология - это технология создания устойчивых механизмов преобразования ценностей и смыслооборота в головах сообщества, населяющего некую территорию.
    
    Идеология кодируется не прямыми способами, то есть, она должна быть выражена не явно. Как только она начинает выражаться явно - ищи подвоха - кто-то кого-то надувает, кто-то на ком-то наживается.
    Для начала, для того, чтобы эту идеологию запустить, она должна появиться - вот это точно будет самоопределение.
    Нам нужно понять: Что такое Россия, где у нее центр.
    Где у нее центр географический, где у нее центр исторический и где у нее центр общественный.
    Вот эти три центра нужно совместить в головах, и найти географическую точку привязки.
    
    Как говорил Грегори Бейтсон: "Карта не есть территория". География - это территория сознания. Это география духа.
    В России есть сейчас проблемы со столицей, которые также возникают вследствие полного отсутствия идеологии. Столица сейчас ориентирована на запад.
    Тогда как должен делаться целостный матричный анализ географии, истории и прочих обществоведений, и, конечно же, столица должна находиться на совмещении трех центров - исторического, географического и понятийного (укладного).
    На основании этого с учетом распределения территорий, как таковых, с пониманием того, как вообще территории влияют на образ жизни, нужно найти место, совершенно новое и осмысленное, которое должно быть связано еще и доктриной геополитической (идеологической).
    По моим расчетам, а я этими вопросами занимаюсь довольно давно и серьезно, столица должна находиться где-то на Енисее, скорее всего на правом берегу Енисея, выше Красноярска.
    Мы должны сделать всю территорию России своей в головах, в сознании, а перенос столицы помог бы объединить разваливающуюся сейчас конструкцию.
    
    Вот только тогда мы начнем двигаться, только тогда мы начнем понимать правильное отношение к бурятам, чувашам, мордвинам, хакасам, тувинцам, тунгусам, нанайцам, ненцам и так далее. Вот это вещи, с которыми надо точно определиться.
    Сейчас этой определенности нет. И пока ее нет, невозможно строить никакую осмысленную политику ни с одной более или менее значимой страной, которая является центром силы.
    То есть, центра силы у нас сейчас в головах нет. В головах власти отсутствуют центры силы.
    Я очень хочу сильной страны, очень хочу осмысленной сильной власти. Очень хочется, чтобы жить в России было комфортно.
    
    С почтением, Бронислав Виногродский

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 

Опрос: 

В чём Ваши цели и ценности?





Знаете ли вы


Жизнь в провинциях Китая течет по своим законам: здесь сохраняется дух цивилизации, но есть и немало сюрпризов...