cайт Бронислава Виногродского


Насущный текст


О внешней политике Китая

10 Февраля 2010


    Радио "Русская Служба Новостей", программа "Профи" с Леонидом Володарским
    
    Леонид Володарский:
    Насколько современному Китаю и его нынешним правителям, складу мысли их руководства свойственна экспансия?

    
    Бронислав Виногродский:
    Не свойственна вообще. Само понятие "Китай", "Чжун Го", означает "срединная страна". Понятие "срединный" полностью владеет ментальным пространством китайца, и поэтому удержание средины, удержание своего центра - это то, что характеризует идеалы китайцев.
    
    Надо помнить, что китайцы очень древние. Китайцы на планете - единственная нация, которая сохранилась в пределах своей государственности с доисторических времен.
    
    Для Китая характерно полное неприятие любого сепаратизма. Они никогда не будут обсуждать ни одного вопроса, связанного с отделением чего-то от чего-то.
    Единая и неделимая страна - это для китайцев главное, и другие варианты не обсуждаются. И я совершенно с ними согласен. Потому что любое отделение ослабляет любую страну, укрепляя при этом американцев.
    
    Насколько я знаю, серьезная работа американских спецслужб осуществляется по поддержанию трех тлеющих очагов возможного пожара: это Тибет, Синьзян-уйгурский автономный район и Тайвань.
    
    Это направленность американских спецслужб, которая дает возможность хоть как-то держать Китай в напряжении, а то он и так слишком сильный, а все усиливается и усиливается...
    А здесь в любой момент бросил масло...
    
    Ведется серьезная пропаганда, к тому же есть на что опираться и по Тибету, и по уйгурской теме. Конечно, есть огромное количество проблем взаимодействия за тысячи лет, и они разные - и конфликтов было много, и войны были. Отношения, в целом, сложные.
    
    Но я хочу сказать, что в разгар этих волнений я был в Хотане - это час лету от Урумчи в сторону гор, за пустыню Такламакан, на границе Кунь-Луньских гор, которые венчают Тибет.
    Хотан - это важная территориально-национальная единица. Это было 1 октября, был праздник (день образования Китайской Народной Республики), и там было абсолютно безопасно. Там не было почти иностранцев, и не было вообще ощущения какого-либо напряжения в Хотане.
    То есть, мы были в абсолютно спокойном и безопасном месте во время этого разгара волнений в Урумчи.
    
    Конечно, во взаимоотношениях США и Китая, Китай все равно будет на втором месте. Это его позиция.
    И я думаю, что все будет нормально, конфликта не будет. Потому что для того, чтобы разбираться во внешней политике Китая, нужно знать основополагающие цивилизационные тексты китайской истории.
    Великий стратег Сунь-цзы говорил: "Тот, кто вступает в войну (любого рода серьезный конфликт), тот уже плохой полководец".
    
    Бронислав Виногродский, Леонид Володарский, радио "Русская Служба Новостей", 31.01.2010
 

Рациональная бюрократия

09 Февраля 2010


    Многие на сегодняшний день, обращая внимание на скорость экономического, политического и культурного роста Китая, задаются вопросом: можем ли мы заимствовать что-то из опыта развития этой страны, и приживутся ли в России эти методы?
    На мой взгляд - можем. И можем очень многое.
    В последнее время я переводил немало текстов Конфуция - великого китайского мыслителя и философа, у которого была своя школа, направленная, в первую очередь, на подготовку учеников к службе в высших органах управления страны.
    И до сих пор конфуцианская система подготовки и сдачи экзаменов является основой и главной проверкой чиновников для того, чтобы доказать свою способность работать в высших эшелонах власти.
    
    Во времена Конфуция существовала отработанная система, на основании которой сдавались государственные экзамены.
    Это была очень жесткая процедура. Китаец, который претендовал на сдачу экзаменов, должен был очень хорошо знать "Тринадцатикнижие".
    Это свод текстов об устройстве человека во времени, пространстве, в самом себе, в гуманитарной составляющей. Это базовый цивилизационный текст, с разных аспектов рассматривающий взаимодействие человека внутри себя и в сообществе со всевозможными вытекающими проблемами, которые могут возникнуть.
    Человек, сдающий этот государственный экзамен, должен был не просто знать эти тексты, он должен был понимать эти тексты. Он писал сочинение, ограниченное по количеству знаков.
    На основании проверки этого сочинения ставились оценки, и таким образом человек мог занять невероятно высокие посты вне зависимости от своего социального происхождения.
    
    Нам вряд ли удастся создать такую систему, в которой мы изначально не будем играть. Я не верю, что это возможно. Потому что, какие бы ни были тесты для чиновников, которые планируются к введению, они будут созданы таким образом, чтобы была возможность влиять на распределение результатов.
    Когда я в первый раз попал в Китай в 1988 году, первое впечатление было таким: у них получилось. У них получилось то, что не получилось у нас. У них получилась явно успешная перестройка. Она была с результатами. Тогда как у нас она только декларировалась.
    
    И тогда я поставил себе задачу - найти ответ на вопросы: Как у них получилось? Почему у них получилось? В чем секрет?
    
    Им повезло, что у них появился такой руководитель, который смог это сделать - Дэн Сяо Пин. С моей точки зрения, величайший политик мировой истории 20 века.
    
    Он понял, в чем проблема, очень точно сформулировал основания для переустройства общества, и это переустройство произошло.
    Нужно обратить внимание, что перед революцией в Китае был страшный беспорядок. Когда в Китае запускается понятие "май гуа", "продавать должности", это значит, что Китай на пороге смуты. В России сейчас происходит то же самое, на самом деле.
    
    Китай - это другая политическая культура.
    "Идти к власти" в Китае означает совсем другое, чем идти к власти здесь. Путь наверх в Китае совершенно другой.
    В Китае вся система образования на протяжении тысяч лет настроена на то, чтобы воспитывать настоящих управленцев, у которых основное нравственное качество - это преданность стране и государю, и желание сделать свою страну процветающей.
    
    Конечно же, не будем идеализировать происходящее, но в Китае огромное количество примеров честных выдающихся управленцев, которые достигали огромных успехов.
    
    Государственная воля в Китае непреклонна. Китайцы по-настоящему боятся коррупции. У нас, в конечном счете, борьба с коррупцией похожа на игру, потому что мы в это не верим.
    
    В переводе с английского "corruption" - гниение, разрушение. То есть, что-то разрушается... А китайцы знают что: разрушается плоть страны, и страна потом падает.
    
    В России как-то постоянно что-то падает по непонятным причинам... В Китае знают, по каким причинам, поэтому борются всерьёз.
    
    А в силу того, что мы здесь находимся в системе самообмана и обмана, мы всерьёз не можем разобраться. А там разбираются, доводят до конца не показные случаи, решают проблемы коррумпированности по конкретным областям.
    
    Бронислав Виногродский
    

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 

Опрос: 

В чём Ваши цели и ценности?





Знаете ли вы


В древности в гадательных практиках Поднебесной использовались узоры на панцире черепах - по ним определяли развитие будущего.