cайт Бронислава Виногродского


Насущный текст


Рациональная бюрократия

09 Февраля 2010


    Многие на сегодняшний день, обращая внимание на скорость экономического, политического и культурного роста Китая, задаются вопросом: можем ли мы заимствовать что-то из опыта развития этой страны, и приживутся ли в России эти методы?
    На мой взгляд - можем. И можем очень многое.
    В последнее время я переводил немало текстов Конфуция - великого китайского мыслителя и философа, у которого была своя школа, направленная, в первую очередь, на подготовку учеников к службе в высших органах управления страны.
    И до сих пор конфуцианская система подготовки и сдачи экзаменов является основой и главной проверкой чиновников для того, чтобы доказать свою способность работать в высших эшелонах власти.
    
    Во времена Конфуция существовала отработанная система, на основании которой сдавались государственные экзамены.
    Это была очень жесткая процедура. Китаец, который претендовал на сдачу экзаменов, должен был очень хорошо знать "Тринадцатикнижие".
    Это свод текстов об устройстве человека во времени, пространстве, в самом себе, в гуманитарной составляющей. Это базовый цивилизационный текст, с разных аспектов рассматривающий взаимодействие человека внутри себя и в сообществе со всевозможными вытекающими проблемами, которые могут возникнуть.
    Человек, сдающий этот государственный экзамен, должен был не просто знать эти тексты, он должен был понимать эти тексты. Он писал сочинение, ограниченное по количеству знаков.
    На основании проверки этого сочинения ставились оценки, и таким образом человек мог занять невероятно высокие посты вне зависимости от своего социального происхождения.
    
    Нам вряд ли удастся создать такую систему, в которой мы изначально не будем играть. Я не верю, что это возможно. Потому что, какие бы ни были тесты для чиновников, которые планируются к введению, они будут созданы таким образом, чтобы была возможность влиять на распределение результатов.
    Когда я в первый раз попал в Китай в 1988 году, первое впечатление было таким: у них получилось. У них получилось то, что не получилось у нас. У них получилась явно успешная перестройка. Она была с результатами. Тогда как у нас она только декларировалась.
    
    И тогда я поставил себе задачу - найти ответ на вопросы: Как у них получилось? Почему у них получилось? В чем секрет?
    
    Им повезло, что у них появился такой руководитель, который смог это сделать - Дэн Сяо Пин. С моей точки зрения, величайший политик мировой истории 20 века.
    
    Он понял, в чем проблема, очень точно сформулировал основания для переустройства общества, и это переустройство произошло.
    Нужно обратить внимание, что перед революцией в Китае был страшный беспорядок. Когда в Китае запускается понятие "май гуа", "продавать должности", это значит, что Китай на пороге смуты. В России сейчас происходит то же самое, на самом деле.
    
    Китай - это другая политическая культура.
    "Идти к власти" в Китае означает совсем другое, чем идти к власти здесь. Путь наверх в Китае совершенно другой.
    В Китае вся система образования на протяжении тысяч лет настроена на то, чтобы воспитывать настоящих управленцев, у которых основное нравственное качество - это преданность стране и государю, и желание сделать свою страну процветающей.
    
    Конечно же, не будем идеализировать происходящее, но в Китае огромное количество примеров честных выдающихся управленцев, которые достигали огромных успехов.
    
    Государственная воля в Китае непреклонна. Китайцы по-настоящему боятся коррупции. У нас, в конечном счете, борьба с коррупцией похожа на игру, потому что мы в это не верим.
    
    В переводе с английского "corruption" - гниение, разрушение. То есть, что-то разрушается... А китайцы знают что: разрушается плоть страны, и страна потом падает.
    
    В России как-то постоянно что-то падает по непонятным причинам... В Китае знают, по каким причинам, поэтому борются всерьёз.
    
    А в силу того, что мы здесь находимся в системе самообмана и обмана, мы всерьёз не можем разобраться. А там разбираются, доводят до конца не показные случаи, решают проблемы коррумпированности по конкретным областям.
    
    Бронислав Виногродский
    
 

Универсальная этика

25 Января 2010


    Сегодня Китай становится во многих отношениях лидером.
    И при этом считается, что есть одно ограничение в глобальной роли Китая, а именно - отсутствие некоего глобального послания человечеству со стороны Китая.
    
    Это не так.
    У Китая как раз есть невероятно мощный ресурс этих самых универсалистских притязаний. Китай способен предложить миру рабочую нерелигиозную этику. Это невероятно мощная история, к которой Китай еще не научился прибегнуть, но Китай к этому близок.
    У Китая есть, что сказать миру. У Китая есть универсалистские идеи, более того, он способен дать нерелигиозную этику - это то, в чем сейчас мир очень сильно нуждается.
    
    Да, действительно, в Китае существует интеллигенция, которая в настоящее время в значительной степени прозападническая, потому что способ преобразования ценностей и превращения их в деньги в основном навязан западными технологиями.
    Но одновременно существует и мощнейшая китаецентристская традиция. Существуют образовательно-воспитательные тексты, которые были написаны сотни и тысячи лет тому назад, на которых учатся.
    Существуют тексты, которые являются смыслообразующими. Есть, например, текст, который не сумела присвоить ни одна религиозная доктрина Китая - это Книга Перемен, и этот текст действительно работает.
    Китайцы еще просто не пришли к возможности воспользоваться своим внутренним ресурсом. И применить его, во-первых, для самих себя, потому что они сейчас тоже находятся в идеологическом кризисе - кризисе смыслообразования.
    То есть, с одной стороны стоят западные ценности: зарабатывай - потребляй - потребляй - зарабатывай.
    Но с другой стороны стоят восточные ценности, родовые ценности. Пять базовых ценностей конфуцианской цивилизации: в центре находится вера, а вокруг нее находятся доброта, совесть, обряд и разумность. Они располагаются по кресту. И это, собственно говоря, тот крест китайской цивилизации, который китаец во внутренней карте сознания накладывает на происходящее.
    Они знают, что доброта связана с печенью, совесть связана с легкими, обрядность связана с сердцем, а разумность с почками, а вера - это пищеварительная система, которая все увязывает, переваривает.
    Но китайцы сейчас не способны эту понятийную систему (целостное учение о времени, о природе, о гуманитарном устройстве мира, о способе смысло- и мифообразования) соединить с понятиями кибернетической парадигмы, пришедшей с запада.
    Задача для Китая сейчас - соединить эти вещи и правильным образом запустить на запад вот эту китаецентристскую систему управления. В силу того, что запад стоит на позиции антагонизма, запад - это конкурентная конструкция, это, в конечном счете, все равно борьба сил.
    Тогда как китайская конструкция, выраженная в Дао-дэ цзин, гласит: "Победить в себе соперничество". Соперничество как таковое, как базовый принцип создания отношений в сообществе, справиться с этим соперничеством.
    Это касается отношений как внутренних, так и внешних, это касается разума, как такового, как свойства планеты.
    Для китайца разум планеты - это не последние данные открытий науки. Для Китая Земля разумна изначально, и это есть целостность систем описания. Это теория фэн-шуй - ветров и вод, которая говорит о том, что разумная сила идет по хребтам и останавливается реками. Это теория времени.
    
    По материалам передачи "Русский консерватизм" 22.10.2009
    

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 

Опрос: 

В чём Ваши цели и ценности?





Знаете ли вы


Издавна иметь много детей в семье в Китае считалось наивысшей ценностью.