cайт Бронислава Виногродского


Насущный текст


Нравственные категории человека

31 Мая 2012


    
    
    
    
    Почти полтора десятка лет тому назад я придумал название статьи, которое звучало следующим образом, - "Нравственные категории и психофизические состояния человека в свете трактата Жёлтого императора и Книги Перемен".
    
    Тогда я так и не написал статью с этим ёмким названием, в первую очередь по причине того, что само это название полностью поменяло мой взгляд на вопрос. Но, обозначив название темы номера как "Цигун и нравственность", я был вынужден по меньшей мере задуматься над определением понятия нравственности. Вглядевшись, как обычно это со мной случается, в обозначенное понятие через ряды бли- жайших связанных с ним понятий и образов, я сделал неожиданное для себя открытие: нравственность попадает в категорию чувств, то есть нравственные понятия можно определить как чувства высшего порядка.
    
    С точки зрения подходов цигуна чувства выделяются как важный разряд среди шести уровней, определяющих или описывающих устройство пространства сознания в теле. Таковы они снизу вверх по мере усложнения содержания: ощущения, чувства, образы, понятия, смыслы и действия.
    
    Я отчётливо вижу теперь, что правильное переживание нравственных чувств или наличие нравственности в человеческом сознании однозначно позволяет двигать должным образом тонкие силы по сосудам тела.
    
    Скажем, твоя честность в достаточной степени развита - так, что ты испытываешь неприятные ощущения, когда совесть тебе говорит, что действие совершается неправедное, то есть не совпа- дающее с чувством правды, и неважно, кем оно совершается, тобой или другим. Но если, следуя подсказкам уколов совести (в буквальном смысле этого слова), ты не находишь в себе достаточ- ной силы духа и воли, чтобы исправить происходящее, тем самым ты допускаешь нарушение в своём устройстве, которое обязательно через некоторое время проявится в более ощутимых движениях. Ты непременно начнёшь испытывать более яркие и болезненные ощущения и переживания, такие как страх, опасения, печаль, гневливость, отчего происходит уже непосредствен- ное воздействие как на состояние духа, так и на здоровье человеческого тела.
    
    В китайской традиционной медицине много говорится о том, что одной из причин возникновения многочисленных болезней является несдержанность и распущенность эмоций и чувств. А так как цель занятий цигуном - обретение покоя и ясности переживаний состояний духа, души и тела, то эти усилия позволяют приводить в порядок выходящие из берегов внутренние потоки переживаемых ощущений, которые возникают как следствие нарушения в устройстве природы нравственных орудий.
    
    Может быть, это звучит странно для современного человека, живущего в ритме городского безумия, которое приходится гасить сильными и не всегда здоровыми во всех отношениях средства- ми, но это только потому, что нет достаточной разрешающей способности восприятия и ощущения самого себя и связей между разными отделами духа и тела.
    
    Затем мы и обращаемся к теме "Цигун и нравственность" - дабы посмотреть с разных точек зрения на возможности практического применения восточных подходов к оздоровлению и улучше- нию нравственной среды сообщества вообще и отдельного человека в частности. С единственной простой и незамысловатой целью - чтобы лучше жилось.
    
    Я всегда был уверен, что должен существовать единый закон, управляющий человеческой судьбой, определяющий правильность движения человека как личности в событийном потоке от точки рождения до точки ухода за пределы ощутимого мира.
    
    Первая половина моей жизни протекала во времена расцвета социалистического реализма, который, будучи картиной искусственной и навязанной восприятию миллионов людей, не только не давал ответы на многие вопросы, но и, более того, получить их было совершенно невозможно. Не удавалось найти решение, ибо сама постановка многих вопросов могла указывать на твою неблагонадёжность, определяя меру опасности тебя как возможной угрозы для существующего режима.
    
    Тем не менее, изучая древние тексты, главным образом из китайской традиции, сосредоточившись на понимании таких книг, как "Трактат Жёлтого императора о внутреннем", Книга Перемен и "Книга Пути и Духа" (Дао Дэ Цзин), я постепенно подобрался к ответам на вопросы, которые не давали мне покоя с юности.
    
    В этой небольшой статье я попробую описать основные понятия, необходимые для точного видения связей между состояниями здоровья в теле и здоровья в духе. Ибо состояние здоровья в духе управляется и поддерживается с помощью нравственных понятий и сохранения правил переживания образов и явлений, связанных с этими понятиями. То есть нравственные переживания - это переживания духа, тогда как обычные человеческие чувства, основанные на страстях, - это по большей части неуправляемые движения души в пространстве тела.
    
    В Книге Перемен существует описание так называемых Четырёх великих, которые переводятся мной как "осмысление проведения замысла в действие". Это последовательно идущие: Замысел, Воплощение, Ценности и Верность.
    
    В последовательности пяти движений у Конфуция описывается пять основных категорий: Доброта, Порядочность, Вера, Совесть и Разумность, с помощью которых человек правильно оценивает потоки событий, явлений и образов, управляя лодкой своей судьбы в море жизни, которая по большому счёту не делится на внутреннюю и внешнюю. Человек является соединительным приспособлением для внутреннего и внешнего потоков.
    
    Если соединение производится правильно, то в соответствии с законами традиционной китайской медицины пять основных внутренних устройств-накопителей, таких как печень, сердце, селезёнка, лёгкие и почки, действуют слаженно и превращают нравственные силы друг в друга в порядке, соответствующем течению сил времени. То есть доброта превращается в порядочность, а порядочность порождает веру. Вера приводит в движение совесть, а из совести естественным образом вытекает разумность, которая является непреложным основанием для наличия источника доброты в печени.
    
    Бронислав Виногродский
    Полный текст читайте в 3 (8) номере журнала "Цигун"
 

Вася и Безымянный

14 Мая 2012


    


    Отрывки из романа
    
    Раз за разом происходили наши встречи с Безымянных в разных уголках этой планеты, где досталось и выпало жить. Мы гуляли, созерцали происходящее, вспоминали, беседовали о разных предметах, которых обычно касался я, ибо постоянно возникали разные переживания. А что поделать? Хотя к какому-то времени я уже почти верил, неоднократно услышав об этом, что переживание отнюдь не самый лучший способ управляться с действительностью, так как переживание лишь поднимает ветер духа, который разбрасывает, как щепки, обстоятельства по волнам житейского моря. И часто пустив рябь переживаний, уже невозможно разобраться с последствиями своих неуправляемых внутренних движений.
    
    А нужно признать, что такое происходило со мной частенько. Внутреннее моё устройство никак не хотело подчиняться движениям воли, и мне иногда казалось, что мой внутренний мир населён множеством народа, который совершенно не ставит меня нив грош как правителя. И мои частые решения, "отныне обязательно следовать своим собственным замыслам по поводу дальнейшего направления движения моего внутреннего народца", разбивались мгновенно о странное свойство памяти.
    
    Как только создавались (кто же их создавал эти обстоятельства?) обстоятельства, в которых возникало выше упомянутое переживание, я мгновенно забывал о своих решениях. И, мне думалось, если бы в этот миг со мной рядом был или Безымянный, или кто-то ещё, кто бы напомнил мне о том, что не следует переживать не просто по этому поводу, а вообще по любому поводу, я бы, может быть, и поверил бы его предостережениям, но, как всегда, сначала возникали чувства, бурные и яркие, застилающие ясность моего видения и непреодолимо отделяющие меня от меня доброго, спокойного и ясного. Я кричал, ругался, визжал даже иногда, был себе от этого вдвойне неприятен, ибо что-то или кто-то одновременно внутри меня подсказывал, тихо-тихо, едва различимо, но всё же слышно, что нехорошо я себя веду, неправильно, и я, вероятно именно из-за этого, желая заглушить этот голос, волновался и кипятился ещё больше, поднимая всё более мощные волны внутреннего шума, от чего потом бывало очень стыдно.
    
    Но чем дальше я живу, тем более крепнет во мне уверенность, что всё происходящее со мной это просто-напросто странный сон. И во время разговора с Безымянным, который происходил во время прогулки в горах, ощущение моё происходящего очень причудливым образом смешивало действительное (очень условно) с призрачным и сновидческим.
    
    Я как-то читал в одной книге, написанной древним мудрецом, что превращения вещей происходят как раз через сновидческие пространства. Очень трудно разобраться в том, кто кого, в каком сне и в какой очерёдности видит. Ибо сейчас тебе может сниться один образ себя, который летит во времени, окружённый вспышками имён и названий в образе самоописания, опутавшем нечто безымянное и изначальное. А пройдёт даже и не время, пройдёт этот самый образ, переместится вдруг по определённым причинам безымянное и изначальное в другую точку поля сознания мира, и возникнут другие имена и образы, если только при этом возникнут имена и образы. Не обязательно совсем, что будешь способен ты эти имена и образы выражать речью, что тебя сейчас в первую очередь отличает от мира остальных предметов, в твоей точке зрения (вложенной в твоё сознание кем-то или чем-то) не обладающих разумом. И в связи с этим ты даже и не предпринимаешь попыток установить сообщение с более крупными единицами живущими в сознании этого мира, и обладающими именами лишь в твоём образе называния существ. А как ты можешь общаться с растением, землёй, горой, камнем. Где найти даже и не правильные слова, а то верное звучание, которое может вызывать ощутимый отклик в сущностях, к которым ты обращаешься. Какую песню нужно спеть земле или небу, чтобы они действительно услышали тебя, и даже главное дело здесь не в том, какую. Гораздо важнее как?
    
    И ты однажды, без всякого предупреждения и предварительного оповещения, в лучшем случае вздрогнув от неожиданности превращения, обнаруживаешь себя в новой сущности, становясь, к примеру, гусеницей, или волоском на голове собаки. Всё может быть, всё может быть. И во что тогда преврщаются твои тревоги и цепляния за привычные верёвки связей с этим миром? Куда девается уютная картинка будущего, к которой ты всё время стремишься, стараясь избежать попадания в неприятное и неприемлемое. А неприемлемое, конечно, твое исчезновения из полотна, создаваемого великим художником мира.
    
    Но однажды обязательно случится великое пробуждение из великого сна, и ты придёшь в себя уже в новом облике, с новым именем с отчаянными и безнадёжными попытками вспомнить, что же там тебе снилось предыдущей ночью, ибо каждая предыдущая жизнь являются ночью по отношению к следующей.
    
    И снилось мне.
    
    Был довольно жаркий день в странном месте и пространстве.
    
    Бронислав Виногродский, роман "Вася и Безымянный" (отрывки)

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 

Опрос: 

В чём Ваши цели и ценности?





Знаете ли вы


Жизнь в провинциях Китая течет по своим законам: здесь сохраняется дух цивилизации, но есть и немало сюрпризов...